Бритвенно острый топор со знаком тигра

Топоры армейские х годов, СССР.Кованые.

Бритвенно-острый топор Становится персональным при надевании Двуручное Топор Урон: 91 - Скорость со знаком тигра (шанс %). Я знаком с капитаном Элиотом. Капитан не узнал меня, .. Лейтенант взял с полочки над койкой зубную щетку, тюбик с пастой, бритвенный прибор. Снял с Черная чайка, будто острый осколок скалы, пробила слой решительно сказал Медведев. -- А потом всех моих тигров угостите. Серебряная блямба у него на шее -- это гильдейский знак, кстати. .. Топоры , косы, пилы, ножницы и прочий простенький инструмент не покидало ощущение, что он пытается выторговать у тигра кусок его добычи. Бритвенно-острый шип глубоко пропорол морпеху щеку, и по лицу.

Опять проспали, как в сорок первом?! Имя предположительного командующего этой группировкой -- адмирал Дженнистон. Дай бог за месяца три! Сам он не был уверен, что такое возможно и за три года, но тут уже или грудь в крестах Но потом действительно ни минутой. Или мы через полмесяца имеем полноценный проход, или Ну, вы сами понимаете Мы не можем позволить американцам опередить нас ТАМ!

Подгорных сухо кивнул и выложил на стол черную кожаную папку. Здесь ваши новые документы, полномочия, они теперь у нас, -- Подгорных слегка улыбнулся, -- практически неограниченные, а если все же их не хватит, свяжетесь непосредственно со мной или с Глебом Александровичем. Отчитываться будете также перед нами. И только перед нами! Подгорных оборвал фразу на полуслове и после многозначительной паузы продолжил: Краснов молча кивнул, жалея в этот момент лишь об одном -- что нельзя вытащить из кармана платок и стереть к чертовой бабушке выступивший на лбу липкий холодный пот.

Район все-таки более обжитой, железная дорога неподалеку -- соответственно, необходимую технику удастся подтянуть быстрее.

Но, к сожалению, сама аномалия находится не у самих Баранович, а в болотах между Ивацевичами и Ганцевичами к северу от Выгонощанского озера, потребуется целая инженерная бригада, чтобы быстро к ней подобраться. Так что, -- он резко толкнул папку, и она, пролетев через весь стол, замерла точно перед Красновым, -- действуйте, майор! То, что вместо злой ведьмы выступал адмирал Дженнистон, а троном ему служило сделанное по спецзаказу кресло, дела не меняло. Молча стоять по стойке "вольно", которая для Дженнистона мало отличалась от стойки "смирно", и тревожно следить, не слишком ли затягиваются паузы в беседе, -- удовольствие и так не из первых.

А Обри к тому же очень не нравились ни человек, сидевший напротив адмирала, ни направление, которое принимал их диалог. Обри обо всем догадался десять минут назад, и глупость адмирала его уже не бесила.

До безъязычия и нервных судорог. Ваша карьера проходила в Корее и Вьетнаме, и вы знакомы со спецификой боя в джунглях. Позднее Обри горько об этом сожалел, хоть и надеялся на Карьеру в итоге.

Если бы адмирал заранее продемонстрировал следствия своей контузии лощеному франтишке из Центрального разведывательного, ему, разумеется, не предложили бы командовать вторжением, и судьба самого майора сложилась бы гораздо спокойнее. Но в тот момент мятежная душа Обри Норденскольда обращала к небесам страстные мольбы утишить электрические бури в адмиральском сером веществе, и небеса -- в виде исключения -- решили откликнуться.

Дженнистон со значением прокашлялся. Фраза произвела на цэрэушника неизгладимое впечатление. Обри был бы впечатлен куда больше, если б слышал ее в первый. Адмирал имел привычку отвечать подобным образом на всякое предложение, с которым был согласен. И мы не можем делать исключений ни для. Невзирая на боевые заслуги.

Дженнистон тяжело подышал, наливаясь дурной кровью, но, увидав, что его пантомима не производит на хладнокровного цэрэушника никакого впечатления, все же поставил выверенную до микрона роспись. Обри вывел в указанном месте свою аристократическую закорючку, даже не потрудившись прочитать, что же именно подписывает. Дженнистон расписался на столе. Обри подсунул ему под руку лист желтоватой дешевой бумаги. Адмирал расписался еще.

Лицо его оставалось трагически сосредоточенным и могло бы послужить моделью для барельефа "Генерал Ли на третий день битвы при Геттисберге". Цэрэушник взирал на этот процесс, приоткрыв рот. Майору было очень обидно. Ему казалось, что он только что совершенно зря дал подписку о неразглашении, ибо разглашать ему будет нечего.

После контузии с адмиралом такое бывает. В этом состоянии он ничего не слышит и ничего не запоминает. Обри очень хотелось промолчать, но честность не позволила. Как нам подгадили китайцы, а мы то думали!

Майор Норденскольд решил, что после выполнения задания его непременно расстреляют, и он уже заверил свое согласие подписью. Иначе такую откровенность объяснить было невозможно. А остановить эту войну мы не можем по Обри не стал спрашивать, по. Так о чем мы говорили? Там, наверху, был ослепительный свет, справа -- огромное, зеленое и еще Девушка упрямо мотнула головой, но было уже поздно -- крик, резанув по ушам, скомкал, сбил отрешенную сосредоточенность, -- сорвавшаяся с незримого поводка рыбина мгновение висела на прежнем месте, а потом, опомнившись, стремглав ринулась назад, в привычную темную глубину омута.

С досады девушка собралась было запустить вслед рыбине гладким камешком, но в последний момент сдержалась.

Бритвенно-острый топор

Не пристало истинному эльфу проявлять эмоции столь бурно. И уж тем более ученице самого Мне уже и от дома отойти нельзя? Чуть солнце из-за верхушек глянет -- она сразу шасть, и нет ее до вечера. А дома скотина не кормлена, брухимы не доены, -- закончила Иллиена. Несколько секунд две эльфийки молча мерили друг друга хмурыми взглядами. Иллиена первой не выдержала и заливисто, на весь лес, рассмеялась.

А еще Шиллиела -- легконогая! Но Илли уже неслась по лесу, перепрыгивая корни кедров, проскальзывая сквозь ветки кустов, которые словно отклонялись в сторону, давая ей дорогу, мчалась навстречу солнцу -- и его луч, прорвавшись сквозь зеленый полог, брызнул ей в глаза ослепительным огнем.

А земля вдруг вздыбилась рыжей вспышкой и плеснула вокруг острым, пахучим металлом, и жалобно вскрикнула березка, чей подрубленный ствол осел на землю, и могучий кедр отозвался протяжным стоном, а в воздухе повис сизый дым, и Илли замерла, словно налетев с разбегу на невидимую преграду.

Набежавшая сзади мать, смеясь, схватила ее за плечо, развернула к себе и тоже застыла, глядя на разлившийся в дочкиных глазах ужас. По многим ветвям будущего Лицо старшей эльфийки враз отяжелело, став совершенно человеческим. Человеческое наследство, порченая кровь -- потому что эльфы не бывают провидцами. Этот визитер сразу не понравился полковнику. Если сопровождавший его майор представился, как и полагается, полностью, назвав имя и звание, то тип в сером пятисотдолларовом костюме и дешевых солнечных очках небрежно выцедил сквозь сжатые губы "АНБ" -- и этим ограничился.

И из какой только чертовой задницы вы все появляетесь, такие одинаковые? Одинаково выбритые, одинаково подстриженные, одинаково наглые и уверенные, что все, что вы сделаете, будет всегда оправдано "высшими интересами США". Если бы ты только знал, как вы все мне надоели!

Тридцать девять подтвержденных ликвидации. Конечно, если вы рассчитывали найти второго Карлоса Хэчкока Не так ли, Алекс? При этих словах на лице майора заиграла чуть заметная усмешка. Жена и двое, если не ошибаюсь, -- полковник кивнул, -- двое детей. Старший сержант выглядит в этом свете гораздо более предпочтительной кандидатурой. У него, как я понимаю, вообще отсутствуют близкие родственники.

Ему бы стоило продавать свои слова поштучно, по пять баксов за слово. Впрочем, возможно, именно этим он и занимается. Они будут служить у вас обязательно! Он нам может все изгадить, - упирался морпех. Именно такие как сержант Уолш, да и он в том числе, сумели страну удержать от гражданской войны жесткими мерами. Уолш нужен, чтобы в случае чего пристрелить на месте любого неблагонадежного солдата. Да и чем же вас не устраивает характеристика, грамотный и умелый младший командир, жесткий и верный солдат, решительный, благонадежный, за Америку любого убьет.

Кстати, вы не желаете уйти в отставку? Подполковник обреченно замотал головой. Ему даже запретили блокировать участие солдат из карательных войск в разведывательных операциях. Спать ему не хотелось. Просто он вдруг отчетливо увидел далекую аризонскую степь, долговязого мальчишку с "марлином" го калибра, пляшущее в прицеле крохотное пятнышко суслика И то неповторимое, пьянящее чувство, когда он плавно надавил на спуск, уже зная, что не промахнется.

Он вспомнил, как бежал -- нет, летел, ноги словно не касались земли -- все двести семьдесят ярдов, как недоуменно смотрел на крохотное, жалкое тельце зверька, а потом -- жар, духота и подошедший следом отец недоуменно смотрел на него, ползавшего среди остатков собственного завтрака. Он ничего мне не сделал, он просто стоял себе на солнышке, такой маленький, а я Вот если бы это был койот, который напал на кур дяди Слима Но что-то в нем дрогнуло от этой сцены, мелькнула какая-то потаенная мысль, которую он тут же прогнал.

Мысль о том, что теперь он знает -- стоит ему захотеть, всего лишь очень захотеть, и здоровяк Билл, так лихо таскавший его за воротник Стоит всего лишь плавно потянуть за спуск.

Конечно, Билл не заслужил такого наказания. Но, с другой стороны, суслик заслужил его еще меньше. Вторую пулю из своей новенькой винтовки Крис выпустил в темнеющее аризонское небо, салютуя первому убитому им врагу. А как ты думаешь, койот, который загрыз дядиных кур, он как подбирается к курятнику?

Быстро-быстро ходят вверх-вниз худые лопатки. Черт, как он уже далеко, метров тридцать, только пятки сверкают, кто-то из кубинцев хватает за руку и тут же летит кубарем, но на это уходят драгоценные секунды Вспышки почти не видно, только столб серой пыли ударяет вверх, а когда он опадает, становится видно крохотное скорчившееся тельце.

И звон в ушах. Полковник покосился на лежащие на тумбочке часы.

Волынец Олег Анатольевич. Серебро и свинец, иной вариант

Тиха украинская ночь, чтоб ее Потолок был с трещиной, рисунком напоминавшей пальму. Сидящий за столом прижал кнопку селектора, немедленно отреагировавшего противным хрипом.

Направо в конце коридора. Через несколько минут Вяземский, запив горячим кофе последний кусочек пирожного, пришел к выводу, что счастье в жизни все-таки.

И полному его наступлению мешало лишь существование сидящего напротив субъекта. Мешало, впрочем, не сильно. Господи, где он слов-то таких нахватался, подумал полковник. Из комсомольского призыва в КГБ? Или диссидентов, что ли, курировал? Вяземский с трудом подавил сильнейшее желание зевнуть. Ну да, местонахождение здешнего толчка является самой охраняемой гостайной, подумал полковник. То есть, -- поправился Вяземский боже, как спать хочется! Майор кивнул и, вытащив из верхнего ящика стола тоненькую стопку листов, протянул ее полковнику.

Внимательно ознакомьтесь и распишитесь под каждым листом. Это, -- он слегка улыбнулся, но до глаз улыбка не доходила. Такого вежливого кривлянья губ полковник насмотрелся вдосталь, и пакостное выражение лица собеседника его уже не коробило, -- тоже подписка о неразглашении, но немного другая.

Она необходима для получения допуска к проекту. Полковник быстро пробежал глазами листы, каждый абзац на которых начинался либо с "запрещается", либо с еще более грозного "карается", и, размашисто подмахнув под каждым, вернул их гэбисту.

Поздно же вы, батенька, спохватились, подумал полковник. Ну да ладно, ловите Она действительно была Вяземская, из тех самых, князей.

Мужа, правда, нашла себе классово чуждого -- красного командира. Так что быть мне выходило Потаповым, да вот только когда прадеда-комкора в сороковом, -- полковник криво усмехнулся, -- взяли, он успел кинуть записку, "так, мол, и так, будь лучше, сынок, потомком князьев, чем сыном врага народа". Ну а потом было уже не до фамилии. Так вот и остались мы Вяземскими, -- закончил полковник и откинулся на спинку стула. Наблюдать сейчас за гэбистом, подумал он, было сплошным удовольствием.

Тот нервно побарабанил пальцами по столу, потянулся было за листами, но моментально отдернул руку, словно на их месте внезапно объявился скорпион, суетливо покрутил в пальцах ручку, бросил ее, полез во внутренний карман, долго там чего-то искал. Не обнаружив искомого, Краснов наклонился и начал яростно грохотать выдвигаемыми ящиками стола. На четвертом ящике он издал приглушенно-радостное "угум", и на свет божий появилась мятая пачка "Казбека".

Гэбист лихорадочно вытряхнул из нее сигарету, прикурил от протянутой Вяземским "зиппы", от волнения даже не обратив внимания на идеологически враждебный предмет, и глубоко, с наслаждением, затянулся. Вяземский с тоской подумал о блоке "Житана", покоившемся на дне его чемодана. Вот его бы сюда или, еще лучше, пару этих французских сигар, которыми его угощали летчики "тушек" морской разведки. Сигары, откровенно говоря, были хуже кубинских, но зато выглядели Впрочем, подумал полковник, товарищу майору и без того сейчас хорошо.

Привлечь в секретный проект товарища с такой анкетой -- ай-яй-яй, что скажут наверху! Могут ведь и выводы сделать, что среди нас появились такие товарищи, которые нам совсем не товарищи.

И до тех пор, пока некоторые товарищи, которые нам совсем не товарищи Более подробные инструкции вы получите позже и, скорее всего, не от меня, а от вашего будущего непосредственного начальства. Это каким же сопредельным народам мы еще не успели оказать братскую помощь?

При том, что новый генсек пытался на этом экономить. Палящее африканское солнце в зените, и облако пыли целиком заволокло позиции, даже вспышки выстрелов с трудом пробивают. Нас по этому облаку можно со спутника засечь, говорит он Петровичу, а что делать, спрашивает тот, водой, что ли, прикажете полить? Видели бы в Союзе эту воду, которую мы пьем, да меня бы от этих личинок наизнанку бы вывернуло, три дня бы потом в противохимическом костюме ходил бы, не снимая, а здесь подцепил пальцем, выкинул из стакана и пьешь.

И сразу -- колонна на шоссе, у "града" рассеивание по дальности больше, чем по фронту, и зона накрытия образует вытянутый эллипс, вот под него колонна и попала. Гиены неплохо поживились, да и остальные стервятники тоже, один гриф до того обожрался, что даже взлететь не сумел, и головной броневик по нему проехался -- в лепешку.

Не исключено соприкосновение с Оно как бы и чертовски далеко, а, с другой стороны, можно сказать, что и совсем. Надо же, мать его за ногу, подумал полковник, он еще и философ.

Крис вопросительно оглянулся на Седжвика. Старший сержант, ничуть не торопясь, встал, потянулся, подхватил сумку и спокойно зашагал к выходу, где продолжал надсаживать глотку комитет по встрече. Вас что, нигде ничему не учили?! Тут он заметил спокойно выходящего Седжвика, осекся, начал было разевать пасть, чтобы набрать воздух для нового, особого рыка, увидел нашивки Седжвика и осекся.

Мастер-сержант сделал пометку в блокноте и, разом утратив к Седжвику с Крисом всякий видимый интерес, повернулся к остальным вновь прибывшим. От Томлинсона путь снайперов лежал в арсенал и только оттуда -- в казармы.

Крис Рид проделал его в некотором обалдении. Он еще не до конца свыкся с мыслью, что из снайпера второго сорта стал настоящим, полноценным бойцом -- старшим пары. Но винтовка очень помогала утвердиться в. Крис еще раз любовно повел ладонью вдоль ствола.

Новенькая, только что из Квонтико, М40А1. Не просто обычная "ремингтон варминт", как у Седжвика, а доработанная модель. Ствол "Арткинсен" из нержавеющей стали. Пластиковая, армированная стекловолокном "Макмиллан" ложа. И на сладкое -- десятикратный "Унерлт", просветленная оптика с износостойким покрытием из фторида магния.

Мечта, а не винтовка. Окончательно же Крис поверил в чудеса тогда, когда возле его койки материализовался такой же новенький и так же отчетливо, как и его винтовка, отдающий учебным центром морской пехоты "Квонтико" рядовой. Крис неохотно оторвался от созерцания чуда оружейной мысли и перевел взгляд на рядового.

Рядовой выронил сумку и вытянулся в стойке. Несколько секунд Крис молча смотрел на него сверху вниз Интерес его отнюдь не был праздным. Распоряжение об его откомандировании в "сводную группу особого назначения" что бы это ни значило было сформулировано настолько двусмысленно, что понять, в чем будет заключаться его новое задание, Крис так и не смог. А совсем под боком - другой круг камней, постарше и не такой красивый.

О древнем могильнике он что-то слышал, но не думал, что повидает его своими глазами. Здесь нельзя посадить достаточно самолетов на всех или тяжелый транспорт.

Задание еще не началось, а избыток чая давал о себе знать. Полковник предчувствовал, что не успеет еще оказаться в той загадочной дыре, о местонахождении которой Краснов предпочитал говорить глухо, как перейдет на зловещие шоколадки без этикетки, содержавшие, как подсказал ему знакомый военврач, лошадиную дозу фенамина, и будет жрать их до самого возвращения на Большую землю.

Ну какой, спрашивается, из него Иванович, когда отец его всю жизнь был Шмулем и Шмулем же Полковник вздохнул и принялся бегло просматривать разбросанные по столу бумаги. Он как раз успел запихнуть в ящик стола изрядно разбухшую синюю папку, когда за дверью раздался дробный топот. Ой, простите, товарищ полковник, с очередным.

И шо ж вам-таки нужно от бедного еврея, шо потребовалось выдергивать его среди ночи из постели, да еще и не его, а молодая девушка, между прочим, от таких фокусов запросто может заработать дефект речи, а? Вяземский потянулся было за новой сигарой, но раздумал. Ну шо, скажете, я не прав? А потом ваши подопечные макаки начнут запихивать снаряд не тем концом, и то, что от вас останется, упакуют в банку из-под шпрот, и ваша безутешная вдова, рыдая, повиснет у меня на шее и спросит: Вяземский решил, что за таким брюхом вполне мог бы укрыться мотострелковый взвод вместе с приданной бронетехникой.

У меня, между прочим, справка. А еще жена с пятью детьми и любовницы во всех крупных городах нашего родимого Союза. Как в песне поется, -- полковник заранее сморщился, фальшивил Аркаша просто немилосердно, -- "Мой а-адрес не до-ом и не у-улица, мой а-ад-рес -- Советский Союз!

Вяземский нарочито медленно вытянул из обертки сигару, щелкнул "зиппой" и с наслаждением вдохнул душистый дым. Хорошие у вас, товарищ полковник, часики. Часы эти ему подарил вождь племени мбеле -- колоритнейшая личность, успешно сочетавшая племенные традиции с докторской степенью Сорбонны и автопарком из трех белых лимузинов, прокатиться на которых не погнушался бы и сам Алексей Николаевич.

Вождь обладал забавным видением социализма, которое однажды изложил Вяземскому в ходе полуторачасовой аудиенции -- Большая Родина Слонов поставляет ему на халяву оружия на пару "лимонов" "зеленых", а он за это объявляет всем, что вот-вот пойдет по пути социализма и в качестве первого шага проводит демократические выборы в свой новый гарем -- кстати, в этом вопросе советские товарищи тоже могли бы поспособствовать.

Вяземский тогда было едва не посоветовал ему съездить на очередной фестиваль Дружбы Народов, но вовремя вспомнил о нехороших слухах, ходивших среди местных про племя мбеле в целом и самого вождя в частности, -- учитывая то, что простым каннибализмом местных не удивишь, жрали потихоньку все Но втихаря накатал рапорт вышестоящему начальству, содержащий все эти самые нехорошие слухи и личные данные.

Через неделю прибыл какой-то гражданский хрен с ученой степенью, изучающий обычаи разных племен. А еще спустя некоторое время всех советских советников отозвали, вождю перекрыли наглухо финансирование, а Вяземскому объявили благодарность. А еще полковник точно помнил, что Аркаша Либин пытался купить у него часы уже пятый раз предыдущие четыре раза -- именные "Командирские" и каждый раз наталкивался на решительный отказ.

Впрочем, отказов снабженец просто не принимал. Жить с ним рядом от этого становилось нелегко, зато работать -- одно удовольствие. Поэтому мне нужен снабженец.

Бритвенно-острый топор - Предмет - World of Warcraft

Чтобы в Сахаре мог льда добыть. Польщенный Либин напыжился, отчего стал совершенно шарообразен, и Вяземский в очередной раз испугался, что его собеседник выкатится из кресла. Самым забавным было, что Вяземский почти не привирал. День, когда неимоверно небритый Аркаша с хриплым матом в одиночку приволок откуда-то ящик из-под патронов, полный дынь, стал для застрявшего посреди пустыни батальона счастливейшим в жизни его бойцов.

Откуда снабженец достал дыни, он так никому и не рассказал -- очевидно, считал профессиональной тайной, -- а чем он расплачивался, тоже осталось неясным, потому что ничего не пропало. Злые языки поговаривали, что через девять месяцев по Туркменистану забегают узкоглазые евреи, потому что больше у Аркаши ничего при себе не. То есть что я говорю -- "так точно"!

И где мы будем исполнять интернациональный долг? Вообще-то он не слишком сожалел о потерянном времени, но шумный Либин настолько его раздражал, что полковник позволил себе маленькую месть. Вытолкав оцепеневшего от таких новостей снабженца, Вяземский вернулся было к синей папке и остывшему чаю, плавно переходящему в чифирь, но не тут-то. Дверь, как и в прошлый раз, распахнулась без стука.

Тоже мне, Зигфрид на мою голову, бабы небось штабелями под такого ложатся" -- плясали смешинки. Я, грешным делом, и подумал -- уж не прапорщик ли вы? Кстати, вы всегда изъясняетесь в подобном стиле? Или только с новым начальством? А что касается звания прапорщика, то его обесценили уже в Первую мировую, когда из-за убыли кадровых офицеров начали шлепать погоны всяким В общем, если Ржевский выглядел истинным арийцем, то в его спутнике с первого взгляда угадывался сын гор.

Он такой по жизни, даром что артиллерист -- каких днем с огнем не сыскать. Теперь вот только батареей и дирижировать.

Оба лейтенанта моментально подтянулись, старательно пожирая начальство преданными взглядами. Ну точно -- шуты гороховые, утвердился полковник в своей первоначальной мысли и неожиданно для себя улыбнулся. Может, за то ему и удружили. Зато подписок о неразглашении мы уже столько подмахнули, что можно эту комнату оклеить. Впрочем, вы скоро сами узнаете. Одно могу твердо обещать -- угадать не угадаете, зато, когда увидите, удивитесь так, что на всю оставшуюся жизнь хватит.

Так и вышло, что первыми друида заметили дети. Друид идет, орехов несет! Он давно привык к таким вот встречам -- да и как не привыкнуть, когда сам он в детстве вот так же приветствовал восторженным визгом забредавших в его родные края чародеев. И его тогда не пугали ни чужекрайний выговор, ни незнакомые лица -- все затмевал чародейный знак на плече или груди.

Так и серебряная гильдейская бляха, напаянная на застежку плаща, притягивала взгляды здешней детворы, как камень-магнит -- кованое железо, и никто не обращал внимания, что зашлый друид явно был родом не из этих краев. На восточные окраины Эвейна Тауринкса занесло случайно. Большую часть срока ученичества и не один год после того он провел на юге, где помощь лесных чародеев требовалась всегда -- то эльфийские пущи вдруг принимались подминать под себя честной лес, то грязевые потоки с гор прокатывались по узким долинам, смывая поля и дома.

То местное зверье беситься вдруг начинало, то опять же дикари запредельные в побег пускались -- а до передовых дозоров имперского гарнизона не один день пути, пока еще весть дойдет без редких в том краю чародеев Какая блажь понесла Тауринкса из родных краев в странствия -- он и сам не мог толком объяснить.

Захотелось увидеть своими глазами непроходные дебри востока. Кроме привычки, его ничто не держало на южном пределе -- семьей он, вечный странник, так и не обзавелся, не в гильдейском это обычае, хотя детишек по себе оставил, верно, больше, чем самый исправный семьянин.

Жаль, не всегда дар передается наследникам О доме и речи не могло идти - это Тауринкс понимал, еще принося самый первый обет. Так что сборы его не были долгими. С котомкой за плечами и улыбкой на губах друид прошел весь срединный Эвейн, средоточие мощи Серебряной империи. На пятерых эти роды поделили огромный и почти не населенный участок между Беззаконной грядой и заливом Рассветного океана, глубоко вдававшимся в эвейнские земли. Поговаривали, что за морем тоже есть какая-то земля, но байки эти друид слушал вполуха.

Трансмогрификация WoW - Топор лезвие!

Во-первых, Серебряной империи они уже не принадлежали, а значит, под защитой ее соединенных гильдий не находились. Пусть тамошние жители сами разбираются со своими чащами. А во-вторых, моря лесной чародей профессионально не любил и побаивался.

Его уже много лет не переставало удивлять, что со зверями общаться куда проще, чем с людьми, хотя последние вроде бы несравненно умнее. По дороге Тауринкс озирал деревушку хозяйским взглядом. Хорошо, право же, живут на востоке! Разве на югах позволил бы кто себе поселиться без крепкой ограды? Сумасшедший или отщепенец, не ценящий ни своей жизни, ни чужой. А здесь -- ни палисада, ни даже изгородки самой завалящей; вот дом, вот огород, а за ним -- сразу луга, и поля, и лес где-то там подальше.

Тихая здесь, верно, жизнь. Тауринкс бы от такой тишины озверел на третью неделю. Ему и дома-то, где житья не было от налетчиков-ырчей и диких драконов, казалось скучновато.

Справа от клейма вытеснено "И". Проба Бриннеля на шарик,топор покрыт окисной воронёной плёнкой с прекрасным тиснением под кожу,как на дорогих японских ножах.

Великолепная родная бритвенная заточка для тонких столярных работ. Ясно видимый булатный узор драгоценной породы дерева. Цена 15 руб. Топор года выпуска с прекрасной текстурой дерева топорища.

Изделие более,чем зачёт,если надо порубить просто всё: Потрясающей прочности рекие топоры из очень углероженной стали У8. За такй моделью охотятся коллекционеры. У меня из всей партии оказался. А,знаете ли вы,что такое колдовская ковка? Это,когда в раскалённом металле фиксируется время эпохи,её дух. Лот 5 "Начало нового периода в жизни страны,смещение Хрущёва,начало новой эпохи Брежнева. Сталь звенит,ручка в отличном состоянии из сердцевины берёзы,наглухо всажена в топорище. Сокровища Голконды и копей царя Соломона меркнут перед восхищёнными взорами ценителей.

Года , есть в наличии. Есть и другие,,,,, гг. Клейма домиком или круглым солидным государственной мощи гербом,ручки излучающие янтарно-тёплй свет,всё,всё,это для Вас! Например,вот эти,эти и эти Можно в них купаться,райский сон не описуемой красоты для коллекционера. Нырни в озеро из топоров с головой. Окунись и ты изменишься,как Зигфрид искупавшийся в крови дракона!

Но,помни,помни окунуться надо полностью и с головой. Ибо помни печальную судьбу Ахилла оставившего не смоченными пятки.